Вы находитесь в рубрике Пресса

Не всякий косолапый опасен для ушей, или «Медведь» в опере

Музыкальный театр «СИТИ ОПЕРА» представил  новую поставку.


«Медведь» — современная опера-буффа, написанная по одноименной пьесе Чехова. Автор музыки и либретто – заслуженный деятель искусств России, профессор Ростовской Государственной Консерватории им. Рахманинова Виталий Ходош. Имя этого композитора широко известно музыкальной общественности. Среди его сочинений — оперы, оперетты, хоровые и инструментальные произведения (отдельное место в творчестве Ходоша занимает музыка для детей).

                                    3
К сожалению, Виталия Семеновича уже нет среди нас. Он ушел из жизни за несколько недель до премьеры своей оперы в Москве. И сам спектакль был посвящен памяти этого замечательного человека и музыканта.
«СИТИ ОПЕРА» — театр молодой. Можно сказать, существующий на энергии и энтузиазме молодости. Участников коллектива отличает высокий уровень исполнительского мастерства и музыкальной культуры. В основе репертуара театра — мировая оперная классика (например, «Евгений Онегин» Чайковского и «Кармен» Бизе). Теперь в его афише значится и одноактная опера Ходоша.
Надо сказать, что «Медведь» – это классическая комедия-буффа. Тут вам и небольшой масштаб, и короткий список участников действа (бас, меццо-сопрано, тенор), и бытовой сюжет (к вдове является господин, требующий возвратить долг за овес), и динамичность действия, и яркие комедийные моменты, стремящиеся к сатирической окраске.
Надо отметить, что и другим операм Ходаша свойственна камерная форма.
«Медведь» в первой своей редакции (а именно она была представлена публике) по авторскому замыслу сопровождается не целым оркестром, а инструментальным квинтетом под управлением дирижера. Думается, данное обстоятельство не только подчеркивает изначальную камерность произведения, но и свидетельствует о некой его уникальности.
Музыка этой оперы Ходаша, как это часто подчеркивается критиками, пронизана музыкальными цитатами из Чайковского, Мусоргского и Шопена (мне же в некоторых моментах примерещилось, ко всему прочему, еще и нечто таривердиевское). Но стоит ли этому удивляться в наш «пост-постмодернистский век»? К тому же, вряд ли кому-то придет в голову сомневаться в цельности и оригинальности музыкального материала «Медведя».

                                              DP9A9098
И подача этого материала адекватна вполне. В инструментальный ансамбль постановки входят: рояль (Дарья Ракитянская), флейта (Вера Дубенская), скрипка (Светлана Коробова), виолончель (Константин Бороухин), ударные (Яков Карасев).
Управляет этой музыкальной пятеркой Владимир Яцкевич – создатель и художественный руководитель «СИТИ ОПЕРЫ». Маэстро отличает грациозная и деликатная манера дирижирования. Специфика же исполняемого материала, казалось бы, этому не очень способствует (контрасты, резкие переходы). Однако тонкое попадание в музыку, мягкое направление и следование за солистами (а кое-где и явное подхватывание) способствовали, практически, оптимальному балансу между ансамблем и артистами.
Сама постановка близка классической режиссуре (режиссер и сценограф – Алена Коннова). Тут нет подковерных смыслов. Нет попыток вместить в спектакль весь свой «интеллектуально-культурный багаж», дабы явить миру единственную мысль: «я это все знаю, я уже большой». А подобные режиссерские желания в современном музыкальном мире встречаются частенько.
Перед нами классический черный кабинет. Все то, что находится на сцене (стол со скатертью, стулья, рама с зеркалом, бюст покойного мужа героини) – белого цвета. Контраст, опять же, классический. Над сценой – замечательная режиссерско-сценографическая находка – шесть пустых белых клеток. Открытых. Символ красивый и говорящий. Тут читается: и давно выпорхнувшая из сердца красавицы любовь к покойному мужу, и гордыня с обидой, выстроившие тюрьму для своей хозяйки, и намек на то, что все парящее и крылатое покинуло этот дом, и пророчество – не удержишь птицу в клетке, не затянется добровольная неволя (а из клетки брака с нелюбящим мужем судьба героиню уже вырвала).

                                      DP9A9348
Если бы к клеткам прибавилась еще одна, можно было сказать и про 7 месяцев вдовства Алины Ивановны. Хотя, если за 7-ю клетку принять сам дом Поповой, с обитающей в нем красавицей, все может сойтись.
В центр задника помещена белая рама. Лишь в финале спектакля обрамленная черная пустота преобразуется в миленький натюрморт с розами — приходит любовь, черные квадраты исчезают, а на их месте возникают цветы.
Костюмы «не старого помещика» и «вдовушки с ямочками на щеках» выполнены в одной цветовой гамме – черно-серой. Герои словно куколки из одного набора. Сразу ясно, стоять им вместе на одной полке. Другое дело, одежда старика-лакея. Его костюм выполнен явно в народном духе. И по цветам контрастирует с нарядами господ.
Вдова (Ольга Спицына, меццо-сопрано) – статная красавица, не лишенная творческих способностей и силы (причем не только характера). Как нам показывает режиссер, эта молодая женщина, самозабвенно страдая, не вышивает бисером и не печет пироги, а с помощью молотка и зубила создает бюст покойного супруга. Бюст сей украшают гротескные усы. Их чужеродность на лице, в принципе, очевидна изначально (этакое ружье, которое… и дальше по Чехову). Да, их сорвут (или точнее, отломают). Угадайте, кто? Конечно же, будущий возлюбленный Алены Ивановны.
Героиня Ольги Спицыной действительно страдает, но только не по покойному мужу, а по отсутствию в своей жизни любви, которой жаждет больше всего. Она не может простить своему супругу (даже умершему) нелюбовь. Что и приводит ее к абсурдному, в сущности, решению, — не выходить из дома в надежде, что на том-то свете супруг устыдится и поймет свою неправоту. А она заодно еще и докажет всем, как женщины могут быть верны и постоянны. Что делать этой женщине, оставшейся наедине со своим горем? Лишь пестовать свою гордыню.

                                       1
Ольга Спицына – артистка яркая, темпераментная. К своей героине она относится не без иронии. И сама не боится показаться смешной.
Юрию Зеленину (бас) удалось создать довольно симпатичный образ молодого помещика. Хотя его герой горазд на грубые выходки (забирается на стол с ногами, называет женщин крокодилами, угрожает и хамит лакею, собирается стреляться с хозяйкой дома). В общем-то, при таких предлагаемых обстоятельствах легко скатиться к образу морального урода, вдруг заинтересовавшегося сумасбродной вдовой. Но нет. Артист прекрасно справляется со своей задачей, и мы понимаем, отчаянное женоненавистничество Григория Степановича – лишь притворство. Он под своей «медвежьей шкурой» (как и вдова под своим трауром) просто скрывает жажду любви.
Что касается вокальной стороны дела, то оба солиста были достаточно ровны (и равны). Единственное, мне немножечко не хватило низов и у того и у другого (но это особенности личного вокального восприятия).
В репертуаре Дмитрия Башкирова (исполнитель партии Луки) – классические партии героев-любовников, о которых мечтает большинство теноров (Герцог, Ленский, Отелло, Альфред и т.д.). В «Медведе» же ему досталась характерная возрастная роль, с которой он прекрасно справился. Его Лука – добродушный смекалистый старик, искренне переживающий за свою непутевую барыню.
Саму партию Луки вряд ли можно назвать богатой вокально, но то, что она требует актерского мастерства, сомнений не вызывает.

                                  DP9A9443
Стоит отметить бережное и внимательное отношение артистов к тексту своих вокальных партий. Отчетливо слышится практически каждое слово. Поэтому даже человек, не читавший чеховского «Медведя», может легко понять «о чем поют» и оценить юмор Антона Павловича (Виталий Ходош создал либретто, максимально опираясь на первоисточник).
Мог ли 28-летний Чехов (столько было писателю, когда он сочинил своего «Медведя») предположить, что его шутливой пьесе, которую он и печатать-то не хотел, уготована долгая жизнь не только на драматической, но и на оперной сцене?
Самобытная яркая музыка Ходоша, внятное режиссерское и дирижерское прочтение, профессиональная работа инструменталистов и вокалистов позволили создать интересный и веселый спектакль. Спектакль о силе любви, что прорываясь через все препятствия, освобождает героев из клетки одиночества.

Автор текста — Вера ВЕЛИЧКО.

Полезные ссылки


Новости со всех рубрик